НОВОСТИ

ВЛАСТЬ

МСУ

ЖКХ

ЧП и КРИМИНАЛ

СЛУЖЕБ. КРИМ.

ПРОКУРАТУРА

НАЛОГИ

СОЦ.

ЭКОНОМИКА

СТРОЙКИ

ЭНЕРГЕТИКА

ЭКОЛОГИЯ

ТБО

ОБРАЗОВАНИЕ

ЗДРАВО

СПОРТ

АНТИ-НАРКО

КУЛЬТУРА

ИСТОРИЯ

ПОСЕЛЕНИЯ:

ВСЕВОЛОЖСК

СЕРТОЛОВО

АГАЛАТОВСКОЕ

БУГРОВСКОЕ

ДУБРОВСКОЕ

ЗАНЕВСКОЕ

КОЛТУШСКОЕ

КУЙВОЗОВСКОЕ

КУЗЬМОЛОВСКОЕ

ЛЕСКОЛОВСКОЕ

МОРОЗОВСКОЕ

МУРИНСКОЕ

НОВОДЕВЯТКИНСКОЕ

РАЗМЕТЕЛЕВСКОЕ

РАХЬИНСКОЕ

РОМАНОВСКОЕ

СВЕРДЛОВСКОЕ

ТОКСОВСКОЕ

ЩЕГЛОВСКОЕ

ЮККОВСКОЕ


ВСЕВОЛОЖСК-

ИНФО

КОНТАКТЫ

E-mail:

vsevolozsk-info@rambler.ru


ТАРАС БУЛЬБА И КАРЛ МАРКС

(о ядре национальной идеологии)

10.02.2019

Историки приписывают Сталину следующие слова: «Без теории нам смерть, смерть, смерть…». Прозвучали эти слова, когда внешние и внутренние враги советского государства были разбиты, и с острой необходимостью встала задача дальнейшего экономического строительства социализма. Последующее развитие событий показало, что проблема эта так и не была решена в должной мере и советское государство, народное государство, в необходимый момент осталось без защиты и по большому счёту - самоликвидировалось. Произошло такое, потому что ни народ, ни общество, как и государственные и политические структуры и институты, защищать своё советское государство не стали. При отсутствии наполеоновских, белогвардейских, гитлеровских или иных вражеских атак советская власть не смогла доказать дальнейшее право на существование. Почему? Потому что власть и государство в сознании подавляющего количества людей на тот момент стали восприниматься чужими. Произошло отчуждение людей от государства, а государство утратило отеческое наполнение. И на свято место нашлись другие охочие люди, и произошло то, что произошло.

Наверное, многие из нас ещё помнят или, во всяком случае, слышали о трёх источниках марксизма, а по сути - социализма. Но из поля внимания советской общественности выпал весьма важный момент, который, наверное, можно отнести если не к источнику социализма, то, во всяком случае, к его сути, тем более что  Карл Маркс как бы обозначил его, правда, в контексте окончательной формулы коммунизма. Звучит она кратко, как выстрел. Потому требуется небольшое разбирательство, чтобы понять всё значение и содержание формулы, так как, на мой взгляд, до сих пор сохраняется  их актуальность.

 

За шесть лет до участия молодого Маркса в баррикадных боях Парижа 1848 года, после тщательной, в общей сложности, девятилетней работы была опубликована вторая, исправленная, редакция авторской версии повести Николая Васильевича Гоголя «Тарас Бульба». Вершина прозы Гоголя и его самая реалистическая, историческая вещь. При написании повести писатель работал с множеством исторических, архивных и фольклорных материалов и в произведении постарался передать русский дух народной вольницы юга России 17 века в жанре, с наибольшей степенью отвечающим этой задаче - героического эпоса или близким к нему. Для целей нашего разбирательства важно то, что край, в котором происходят события, уже много десятилетий находился под управлением Речи Посполитой, а казаки-запорожцы на тот момент были подданными польского королевства, и главный конфликт произведения как раз связан с духовной частью персонажей. Предательством русского духа и приверженности ему.

Об исторических причинах возникновения духовного конфликта писатель указывает весьма кратко, но очень образно, касаясь характера Тараса:

«Это был один из тех характеров, которые могли возникнуть только в тяжелый XV век на полукочующем углу Европы, когда вся южная первобытная Россия, оставленная своими князьями, была опустошена, выжжена дотла неукротимыми набегами монгольских хищников; когда, лишившись дома и кровли, стал здесь отважен человек; когда на пожарищах, в виду грозных соседей и вечной опасности, селился он и привыкал глядеть им прямо в очи, разучившись знать, существует ли какая боязнь на свете; когда бранным пламенем объялся древле мирный славянский дух и завелось козачество — широкая, разгульная замашка русской природы…»

Суть русской природы, не этноса, а духа, то есть русской идентичности писатель объясняет нам, читателям, устами самого Тараса в его обращении к казакам накануне битвы. В этой пространной речи обозначена и цель сражения, как сохранение в себе православной, христианской веры, высшая суть которой заключается в любви к товариществу.

«Хочется мне вам сказать, панове, что такое есть наше товарищество. Вы слышали от отцов и дедов, в какой чести у всех была земля наша: и грекам дала знать себя, и с Царьграда брала червонцы, и города были пышные, и храмы, и князья, князья русского рода, свои князья, а не католические недоверки. Все взяли бусурманы, все пропало. Только остались мы, сирые, да, как вдовица после крепкого мужа, сирая, так же как и мы, земля наша! Вот в какое время подали мы, товарищи, руку на братство! Вот на чем стоит наше товарищество! Нет уз святее товарищества! Отец любит свое дитя, мать любит свое дитя, дитя любит отца и мать. Но это не то, братцы: любит и зверь свое дитя. Но породниться родством по душе (курсив мой, - Г.Р.), а не по крови, может один только человек. Бывали и в других землях товарищи, но таких, как в Русской земле, не было таких товарищей. Вам случалось не одному помногу пропадать на чужбине; видишь — и там люди! также божий человек, и разговоришься с ним, как с своим; а как дойдет до того, чтобы поведать сердечное слово, — видишь: нет, умные люди, да не те; такие же люди, да не те! Нет, братцы, так любить, как русская душа, — любить не то чтобы умом или чем другим, а всем, чем дал Бог, что ни есть в тебе, а… — сказал Тарас, и махнул рукой, и потряс седою головою, и усом моргнул, и сказал: — Нет, так любить никто не может! Знаю, подло завелось теперь на земле нашей; думают только, чтобы при них были хлебные стоги, скирды да конные табуны их, да были бы целы в погребах запечатанные меды их. Перенимают черт знает какие бусурманские обычаи; гнушаются языком своим; свой с своим не хочет говорить; свой своего продает, как продают бездушную тварь на торговом рынке. Милость чужого короля, да и не короля, а паскудная милость польского магната, который желтым чеботом своим бьет их в морду, дороже для них всякого братства. Но у последнего подлюки, каков он ни есть, хоть весь извалялся он в саже и в поклонничестве, есть и у того, братцы, крупица русского чувства. И проснется оно когда-нибудь, и ударится он, горемычный, об полы руками, схватит себя за голову, проклявши громко подлую жизнь свою, готовый муками искупить позорное дело. Пусть же знают они все, что такое значит в Русской земле товарищество! Уж если на то пошло, чтобы умирать, — так никому ж из них не доведется так умирать!.. Никому, никому!.. Не хватит у них на то мышиной натуры их!»

Впервые с осмеянным смыслом товарищества мне довелось столкнуться в студенческие годы ВГИКа в середине восьмидесятых - времени начала активного расшатывания устоев. Сам мастер курса принёс его в виде распространяемой байки: слово «товарищ» возникло в среде разбойников, когда те при нападении на торговые караваны кричали друг другу: «Товар ищи!» Сказано было мастером к слову, за тёплую, дружескую обстановку, да и в угоду модной тенденции, отчего гражданское чувство моё, помнится, испытало неприятный осадок, напомнивший анекдоты про Чапаева в 70-ые. (К слову сказать, во ВГИКе впервые довелось услышать от некоторых педагогов и утверждение,  приравнивающее Сталина к Гитлеру, как и не только это.)

В поисках национальной идеи современная Россия, предварительно подвергнутая широкими слоями интеллигенции оплёвыванию духовных устоев, наряду с другими робкими целями обозначила патриотизм, признав его как любовь к Родине, а не как «последнее прибежище негодяя».

В своей программной публицистической «Авторской исповеди» Гоголь любовь к родной земле не отделяет от любви к Богу, то есть опять же от веры и жизни по вере христианской, читай православной: «Тому, кто пожелает истинно честно служить России, нужно иметь очень много любви к ней, которая бы поглотила уже все другие чувства,- нужно иметь много любви к человеку вообще и сделаться истинным христианином во всём смысле этого слова». В более ёмкой и образной форме ту же мысль писатель выразил в письме к графу Александру Петровичу Толстому: «…нам прежде всего нужно жить в Боге, а не в России. Будем исполнять закон Христа относительно тех людей, с которыми нам придётся столкнуться, а о России Бог позаботится и без нас».

Именно такое понимание патриотизма изображено в «Тарасе Бульбе», отмечает в декабрьском номере журнала «Фома» за 2018 год доктор филологических наук, профессор филологического факультета МГУ Владимир Воропаев в статье: «Тарас Бульба: удивительные факты, о которых не рассказывают в школах».

Да, в школах многое чего не рассказывают, особенно сегодня. Может, поэтому в городском парке в портретной галерее русских писателей на стенде, посвящённом драматургу Александру Николаевичу Островскому, так поразили меня его горькие слова: «Только два сорта и есть, податься некуда: либо патриот своего отечества, либо мерзавец своей жизни…». Это как итог мыслителя, данный России во второй половине 19 века. Первая же половина - за Гоголем, за его творчеством, пронизанным беспощадным анализом распадающегося духовного единства российского общества, гибели русской природы духа. От проникновенных «Вечеров» до «Мёртвых душ»… Такая вот дорога «отчуждения»… То самое отчуждение, которое описывал Маркс в экономическом анализе капитализма и выход из которого видел в обществе будущего коммунизма.  А экономическую суть последнего неожиданно определил следующим образом: «Коммунизм есть ничто иное, как товарищеский труд». (Привожу на память, как врезавшуюся формулу, прочитанную в студенческие годы). Не от каждого и каждому, не изобилие материальных благ, не бесплатное и доступное, не равное и уравненное обеспеченное и т.д. и т.п., а - товарищеский труд. Вся экономическая природа коммунизма заложена в таком труде. Вот к чему пришёл товарищ Маркс.  А в институтах мы продолжали изучать мантру коммунизма:

а) небывалый ранее уровень развития производительных сил, позволяющий достичь неограниченного удовлетворения потребностей человека (что, по-моему, давно существует); 

б) превращение труда в первую жизненную потребность (куда без неё!);

в) всестороннее развитие главной производительной силы - человека (кажется, уже доразвивали); 

г) преодоление разделения труда, в первую очередь противоположности между физическим и умственным трудом и т.д.

Экономическую природу товарищеского труда не видели или не хотели признавать в СССР до Горбачёва и особенно избегают этого в Российской Федерации после него. В СССР  руководство старалось ограничиться формальным статусом товарищеского труда с помощью общественных форм, а в Российской Федерации даже мысли не допускается на эту тему.

Товарищеский труд – это не просто совместный труд или общинный труд. В ответе на письмо Георгия Плеханова и Веры Засулич Карл Маркс отмечал значение русской крестьянской сельской общины в возможной социальной революции в России как первоначальной основы социализма в силу сохранения общинного сознания в масштабах национального характера. И хотя Плеханов и Засулич скрыли ответ Маркса от российских социал-революционеров в силу своих предпочтений западному развитию революционного движения в России, именно общинный дух помог преобразованию сельского хозяйства в период коллективизации и укреплению советского строя в целом.

По чему, о чём прежде всего ностальгирует нынешний обыватель в РФ, вспоминая или обращаясь к советскому прошлому? Да по тому, что было незримо, не материально. Хотя публичные люди всячески стараются представить дело так, будто главное заключается в бесплатном образовании, здравоохранении, жилье, гарантированном труде… и всё равно всплывает в этом ряду: доброта, внимание, помощь, общение, бескорыстие, товарищество…

Природа национального Духа. Эта природа всё больше требует яви, поэтому её вероятнее ожидает ловушка или очередное разочарование, так как до сих пор в российском обществе нет  понимания основ экономической природы товарищеского труда, а значит и потребности в таковой. И процесс отчуждения человека от своей природы неизбежно продолжится по причине нескончаемого ряда разделения и предательства...

Николай Гоголь в повести «Тарас Бульба» указал причину трагедии запорожского казачества. Это – разделение и предательство.  Вот что пишет в связи с этим Владимир Воропаев в упомянутой статье: «…почему вообще погибли большинство казаков, осаждавших польский город Дубно? Потому что они разделились, часть казацкого войска решила отправиться в набег на татар. Тут у Гоголя явная отсылка к евангельскому «всякое царство, разделившееся в самом себе, опустеет, и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит» (Мф. 12:25).».

Параллельно с этим разделением последовало предательство Андрия, сначала изменившего вере и отрекшегося от православия ради католички, а затем изменившего и Родине и казацкому братству. Однако, в повести упоминается ещё об одном «предательстве»…

В самый разгар казацкого восстания против засилья польского униатства и притеснения русской веры казаки пленили коронного гетмана Николая Потоцкого и, «приведенный в крайность, польский гетьман клятвенно обещал полное удовлетворение во всем со стороны короля и государственных чинов, и возвращение всех прежних прав и преимуществ; но козаки, наученные прежним вероломством, были неумолимы, и Потоцкий не красовался бы более на шеститысячном своем аргамаке, привлекая взоры знатных панн и зависть дворянства, если бы не спасло его находившееся в местечке русское духовенство. Торжественная процессия с образами и крестами и мольбы священника-старца тронули Козаков, еще чувствовавших узы, привязывавшие их к королю»…  Борьбу с ляхами продолжил только полковник Бульба, не поверивший обещаниям польского гетмана и пророчески предсказавший мучительную гибель от рук Потоцкого всем, кто доверился этому ляху…

Получается, что ключевую роль в истории трагедии восстания запорожцев сыграло духовенство, русское, служители православной веры, за которую более всего ратовал Тарас Бульба. Почему так вышло? В чём разошлись представители русского духовенства и православный Бульба? Не в понимании ли самой сути православной веры?

Мои родители, жившие в 20 веке, считались православными верующими, глубоко воцерковлёнными и были весьма приземлёнными людьми. Возможно, последнее обстоятельство и объясняет, почему я никогда не слышал от них слов о необходимости любви к ближнему, ещё более - любить его как самого себя. Хотя в детские мои годы матушка нередко брала меня с собой в церковь на длительные богослужения, а в случавшихся семейных разговорах о религии тема христианской любви, казалось бы, могла  возникать. Главное для родителей было донести до нас, детей, обязанность жить в божьих заповедях, то есть честно, молиться и побаиваться Бога, чтобы в нужный час предстать пред Ним достойно. В этом, по сути, заключалась вся их вера в Бога и любовь к Нему, что, впрочем, не мешало беспартийному отцу носить звание «Ударник коммунистического труда», о котором он никогда не упоминал и о чём я узнал как-то, перебирая в подростковом любопытстве семейные документы. Матушка в свою очередь исполняла роль хранительницы сбережений одиноких престарелых соседей, не очень доверявших сберегательной кассе.  Ещё непонятнее, более досужливыми могли показаться родителям разговоры о товариществе в духе, или духовном товариществе, как самом сильном чувстве вытекающим из веры православной. И что предательство такого вот товарищества, возможно, является самым большим грехом. При этом могу утверждать, что отец определённо испытывал подобное духовное чувство. Это проявлялось в том, как он по ночам звал старшего брата, убитого под Смоленском осенью 1941. Его «Ванька!.. Ванюшка!..» незабываемым голосом осталось в памяти. И хотя случалось такое в очень редком хмельном забытьи, но это лишь подтверждает, насколько истинно и крепко было данное чувство, так как именно в пограничном, бессознательном состоянии обнаруживается в человеке что-то самое важное, духовное, для него в данный период жизни. Могу об этом судить по собственному опыту.  

Произошло это в 1988 году на операционном столе МОНИК. После сложной операции на лёгких врачи стали выводить меня из общего наркоза и неожиданно столкнулись с резким моим буйством. В этот момент я охвачен был ослепительно бело-молочным светом и чувствовал сжигающую невыносимую боль в районе горла, словно оно было разорвано. И успел запомнить те слова, что прокричал изо всей силы: «Сволочи! Предатели! Убейте, я жить не хочу! Жиды!..». Очнулся в реанимационной палате с привязанными к кровати руками. Подошедший врач настороженно поинтересовался, не буду ли я снова буйствовать, если освободят мне руки…

…В стране в разгаре шла Перестройка. Расклад сил, действующие лица и цели были определены. Ломались, сгорали судьбы людей. Рушилось и предавалось всё, что было дорого, чему хотелось посвятить силы. Дышать было невозможно. На Свердловской киностудии, куда после окончания ВГИКа был приглашён  работать в качестве режиссёра-постановщика, никак не удавалось запуститься с картиной в силу плотной московской «опеки». Главный редактор киностудии, словно загнанный зверь, ходил по кабинету в поисках решения, стараясь не терять надежды.  У обоих было ощущение приближающегося непоправимого конца из-за лавины нескончаемой полуправды и демагогии, словно ещё немного и хребет русского общества, душа его не выдержат и будут согнуты и свёрнуты. Помню, как весной 1986 года во время съёмок в низовьях Волги дипломной моей работы опытный участник нашей киногруппы 60-летний второй режиссёр, работавший когда-то с самим Сергеем Бондарчуком, Николай Берёзко в разговоре о Горбачёве и его «новом мышлении» сказал: «Ну, мы-то ещё успели пожить, а вот этот «меченый» вам устроит…». И подразумевались совсем не сыр с маслом, а нечто другое, духовное, какой-то иной тип общения в новом укладе. И вот пришло, затрещало…

Есть ли необходимый, достойный выход у страны? – задавались вопросом немногие граждане в уходящие критические 80-тые годы на волне всеобщего политиканства…

В 1992 году в здании Верховного Совета Российской Федерации в одном из его помещений проходили слушания доклада председателя дагестанского колхоза. Доклад был посвящён передовому опыту колхоза села Шухты. Председатель -  Чартаев Магомед Абакарович. Коммунист, поверивший в лозунг Генерального секретаря КПСС: «Больше социализма!»  И… воплотивший его в жизнь. Сам поразившийся результатам и пожелавший ими поделиться с миром.

Прекрасно помню своё впечатление: «Как это по-русски! По духу! Это же то, что так надо всем, всему и каждому! Снимается национальный вопрос, соблюдены личные, коллективные и государственные интересы, нет почвы для зависти, преемственность поколений, человек - хозяин результатов своего труда, управление производством на «уровне доярки», поразительное повышение производительности труда, изменение психологического климата и.  И главное в основе этого чуда – товарищеский труд. А называется такая «контора» - Союз Собственников Совладельцев России. СССР.

Тогда в этот СССР вошло несколько сельскохозяйственных и промышленных предприятий. Чартаев утверждал, что его опыт в применении нового механизма распределения результатов коллективного труда, можно продумать и использовать в масштабах страны. Руководители! Берите! Готовый проверенный механизм!..  Не услышали. Делили власть, страну.

Я долгое время полагал, что опыт Чартаева неизвестен руководству КПРФ.  Про других понятно. Но эти-то, это же ИХ знамя борьбы за сердца людей против Ельцина с его воровским капитализмом! Работая в Государственной Думе неизвестным помощником малоизвестного случайного депутата фракции КПРФ, я рассказал про Чартаева кому смог. В том числе и известным людям. Реакция, скажу - занятых повседневным, узким кругом задач, часто личных… Понимая смешное своё положение, пришёл однажды в кабинет Анатолия Ивановича Лукьянова заместителя председателя фракции КПРФ, последнего Председателя Верховного Совета СССР, одно время сподвижника М.С.Горбачёва. Разговор получился коротким. Представившись, я спросил почти по-детски:

- Анатолий Иванович, вы слышали про опыт Чартаева Магомета Абакаровича?

Лукьянов сидел за рабочим столом и после прозвучавшего вопроса посмотрел на меня, как показалось несколько изучающим, внимательным оком. Я стоя выдержал взгляд.

- Да.

Ответ спокойный, тихий. Такого ответа я не ждал, даже растерялся.

- И-и…так может надо… - чувствуя безнадёжность положения, я всё же захотел объяснить цель своего визита, но во взгляде темноватых глаз пожилого человека мне показалась чуть лукавая усмешка, а услышанная далее вкрадчивая фраза буквально пригвоздила.

- Надо понимать, опыт Чартаева - это большая потёмкинская деревня…

Смотреть в лицо этого человека не было сил. Я отвёл взгляд.

«Они же все предатели!»- ясно, чётко застучала мысль.

- Извините.

          

Недавно в городской поликлинике, ожидая в очереди приёма у врача, разговорился с пожилой парой. Оказались урождёнными дагестанцами. Я поинтересовался, слыхали ли они о Чартаеве? Мужчина с женщиной заметно оживились. Ещё бы! Такой человек! Большой человек! Мы не с его села, но знаем, что при нём очень хорошо было людям. Жаль, такой человек был…

- Скажите, - спросил в свою очередь мужчина, - а когда лучше было жить? Сейчас или при советской власти?

- При советской.

- Вот и мы так считаем…

 

В последнее время можно услышать: в преобразованное общество необходимо взять всё лучшее из социализма и из дня сегодняшнего. Чартаев соединил и показал, что это возможно. Создав, по его определению, «механизм распределения результатов коллективного труда», он раскрыл и экономическую природу товарищеского труда - дорогу к духовному братству и любви.

Но это было возможно хотя бы во времена двоевластия…

 

Прошло много лет. Опыт Чартаева по-прежнему никем не востребован и забыт, как случайное недоразумение. Снятые пару документальных фильмов в начале 90-х не привлекли внимание, подобно говорухинскому «Россия, которую мы потеряли», а телевизионные передачи «Взгляд» и «Если бы я был министром» скорее дискредитировали председателя колхоза. У меня же не выходят из памяти слова Магомета Абакаровича: «Приезжали голландские специалисты. Неделю жили, изучали наш опыт. Когда прощались, сказали: «Мы думали у нас всё передовое, ан нет. Всё передовое здесь, у вас, в России».

 

Так о чём же говорил Тарас Бульба, обращаясь к товарищам накануне битвы?

Не о национальной ли идее России?..  Или, может… о коммунизме?..

Георгий РЕУТОВ

 

Всеволожск-инфо

   

vsevolozsk-info.ru

 

Наш E-mail: vsevolozsk-info@rambler.ru   При перепечатке материалов сайта и газет ссылка обязательна